десять моментов в жизни мужчины

Десять моментов в жизни мужчины

ПЕРВЫЙ АВТОМОБИЛЬ
О покупке своего первого автомобиля мужчина начинает мечтать гораздо раньше, чем становится мужчиной. Однако, приобретая свой первый автомобиль, мужчина не знает, на что он пошел. Он думает: вот теперь-то началась настоящая юность, загородные прогулки с девочками, бесцельные задумчивые катания по ночному городу.… Но не тут-то было — на покупке первого автомобиля юность заканчивается. Вам еще не надо кормить жену, но уже надо кормить ненасытный автомобиль. Вы уже не можете бросить работу и пару месяцев полоботрясничать. Жена за это еще не будет вас пилить, потому что у вас нет жены. Но, увы, для передвижения в пространстве вам уже необходим автомобиль, как раньше были необходимы кроссовки. Таким образом, с покупкой первого автомобиля вы одновременно подписались на пожизненные каторжные работы.

ВТОРАЯ ЖЕНА
Вполне допустимо первый раз жениться по незнанию. Но, пережив брак и развод, чтобы жениться второй раз, нужна куда более веская причина, обусловленная переходом в новое душевное состояние. Причина при этом может быть любая: желание продолжить род, нежелание самому стирать рубашки или просто привычка быть женатым. Любая из этих причин достаточно веская.

ТРЕТИЙ РЕБЕНОК
Пока у мужчины двое детей — это всего лишь следование правилам приличия. Как-то принято, что если все нормально, то в семье должно быть двое детей. Но появление третьего — это уже коренной перелом, мужчина становится семьянином. Это ведь как работа: совершенно нормально, когда у мужчины две работы, одна — основная, вторая — подработка. Но три — это уже работоголик. Так же и отец троих детей — семьеголик. И вот вам самое верное доказательства перехода из количества в качество: если отец двоих детей в поездку за границу поедет с женой, а детей бросит бабушке, то тот, у кого детей трое, возьмет с собой всех троих.

ЧЕТВЕРТЫЙ БИЗНЕС
Первый бизнес открывают еще в юности. В советские времена это была фарцовка, в нынешние — торговля с лотка мороженым, пирожками или газетами. Бизнес этот умирает сам в связи с уходом в армию. Второй открывают, едва вернувшись из армии, и состоит он, как правило, в торговле компьютерами или гербалайфом. После того, как единственный закупленный на продажу компьютер, вместо того, чтобы принести прибыль, приносит развлечение в виде Интернета или игр на всю ночь, а единственная коробка гербалайфа давно съедена, мужчина приходит к мысли, что пора устраиваться на работу. Потому что деньги уже нужны, и важно не столько количество, сколько регулярность. Третий бизнес основывается от безысходности, потому что нет сил больше работать с девяти до пяти, а все начальники — клинические идиоты. Хозяин же — просто кретин, и на его месте вы бы давно стали миллиардером. Этот бизнес заканчивается разорением и пятизначным долгом. Если после этого мужчина возвращается к работе и начинает выплачивать долг, он до конца своих дней будет наемным работником. Если удваивает долг и бросается в четвертый бизнес — бизнесменом.

ПЯТАЯ РЮМКА
Именно пятая рюмка разделяет мужчин на трезвенников и выпивающих. Четыре рюмки — это 200 грамм, то есть все еще не полбутылки. Невозможно, выпиваю вдвоем с товарищем, выпить по четыре рюмки, это будет означать, что в бутылке еще что-то осталось, а так не бывает. Ни разу не выпив вдвоем с товарищем, нельзя отнести себя к разряду выпивающих, так, фуршетист, любитель. Порядковый номер рюмки, отделяющий выпивающего от алкоголика, остался за рамками данного обзора.

ШЕСТОЙ КОЗЫРЬ
Имеется в виду, как вы понимаете, на своей игре, на чужой столько не бывает. Но, имея на руках пять козырей и получив шестого из прикупа, мужчина буквально меняется на глазах. Только что он был готов к отчаянной схватке, и пять козырей при третьей даме у вистующих ставили перед ним серьезные задачи и требовали немедленного решения. Но вот приходит шестой козырь и из разъяренного быка мужчина превращается пусть в красную от удовольствия, но тряпку. Его больше ничего не интересует в этой жизни, жизнь слишком проста и примитивна, и все, что можно пожелать, достигнуто без труда. Мужчина расслабляется и даже не подозревает, какие опасности это таит. Например, туза зарубят.

СЕДЬМАЯ СТРУНА
Мужчина-балагур, мужчина-любимец женщин и всей компании. А как он поет свои похабные песенки! И вот очередная вечеринка, квартира какого-то очкарика, “Сережа, скорее возьми гитару, мы давно тебя не слышали!”. И вдруг, о ужас, гитара оказывается семиструнной! А очкарик — выпускником Гнесинки по классу гитары. И вот вместо Аркадия Северного звучит черт его знает какая симфония для гитары без оркестра, и очкарик становится любимцем компании, и анекдоты твои похабные под симфонию ну никак не идут. А ведь разница-то вся — в одной струне.

ВОСЬМОЙ ЭТАЖ
Восьмой этаж становится критическим вовсе не тогда, когда висишь на подоконнике квартиры любовницы. Тут, в общем-то, что четвертый, что восьмой — все равно. Критическим он становится тогда, когда лифт ломается и подниматься на девятый нужно пешком. Преодолей восьмой этаж — и ты мужчина в самом расцвете сил. Застрянь на нем, и тогда все, пиши пропало. На площадке восьмого этажа мужчина и узнает о себе все. Например, предстоит ли ему еще когда-нибудь висеть на подоконнике квартиры любовницы. И неважно, на каком этаже, хотя бы и на первом.

ДЕВЯТЫЙ МЕСЯЦ
Первые восемь месяцев еще туда-сюда. Все-таки мужик время от времени свое от бабы получает, да и сама баба хоть иногда, но в приличном настроении, но бывает. А вот девятый уже сидишь как на иголках. И главное, что нервирует привыкших к порядку мужиков, — ничего не возможно заранее спланировать. “Мы идем завтра к Орловичам?” — “Не родим, так пойдем!” Вот и иди знай, а ведь как неудобно перед Орловичами! И потому именно в девятый месяц решается, кого же мужик за это время успеет больше возненавидеть: жену или того, кто вот-вот появится на свет. Или самого себя — за то, что вообще появился на свет.

ДЕСЯТАЯ СИГАРЕТА
Первые девять сигарет еще не значат ничего. Выкурив девять сигарет, вы имеете все шансы остаться некурящим, потому что вы их у кого-то стреляете. Вернее, так — первыми тремя вас угощают, затем вы периодически вспоминаете, что вы иногда курите, и начинаете сигареты стрелять. Так как раньше, будучи некурящими, вы не замечали, кто из ваших знакомых курит, а кто нет, каждый раз вы обращаетесь к тому, кто вас угощал. К десятой сигарете вы наталкиваетесь на непонимание и обидное замечание: “Слушай, ты к меня уже десятую сигарету стреляешь. Пошел бы да купил”. И здесь вам предстоит выбор — либо пойти и купить, зная, что теперь это вам предстоит делать ежедневно, либо завязать с этим делом навсегда.

Добавить комментарий